Сумасшедшие. Как распознать?



Сегодня у нас четвертый урок и мы поговорим о сумасшедших. Как распознать сумасшествие?
сумасшедший — Безумный, помешанный, рехнувшийся, умалишенный, душевнобольной, маньяк. На него находит. Он не в своем уме. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова.
Нас окружает огромное количество людей, многие ведут себя неадекватно или агрессивно. Но не каждого из них можно назвать сумасшедшим. Попробуем разобраться, как распознать сумасшествие. Границу здоровья и душевного расстройства уловить трудно, а точно формулировать совершенно невозможно. В самом деле, кому придет в голову считать душевнобольным человека раздражительного, с неустойчивым нервным равновесием, злого, без нужды стремящегося к обогащению, к пьянству, ведущему человечество к вырождению. Здоровому человеку глубоко не симпатичны такие литературные персонажи, как скупой рыцарь, Плюшкин, Иудушка Головлев, но когда встречаются в жизни люди с похожими свойствами, то никому не приходит в голову помещать их в дом умалишенных.
Многие из людей страдают навязчивыми идеями, сами сознавая их нелепость, не имеют сил бороться с ними, а потому рабски отдают себя их властным причудам, но мы их не изолируем. Но если эти странности переходят допустимые для общества границы, отражаются вредно на окружающих, например, у клептоманов, пироманов и др., то меры изоляции являются неизбежными. Аморальные поступки нередко яркими этапами вплетаются в человеческое поведение, иногда аморальные люди становятся отрицательными историческими личностями, такими как Аракчеев, Малюта Скуратов, Иван Грозный, но тем не менее они пользовались не только свободой, но и властью.
В нашем мире встречаются такие особенные люди, которые, живя в обычных условиях, чувствуют непреодолимое желание причинять страдание другим. Нередко объектами жестокости являются животные, которых мучают самым безжалостным образом, самыми возмутительными приемами. Таких садистов изредка привлекают к ответственности, но душевнобольными не считают. Наши дети летом ловят насекомых, приготовляя из них бесчисленные, никому не нужные коллекции, они же по побуждениям так называемой любознательности убивают бабочек, лягушек и т.д, причиняя последним жестокие страдания, но своими действиями они ни в ком не вызывают протеста, наоборот, их поступки нередко радуют любвеобильные родительские сердца.
А теперь разберем убийц, которые из-за пустяковой наживы лишают жизни сразу несколько человек. Таковыми убийцами являлись в наше недавнее время Котов, Петров и др. Был известен такой серийный убийца Котов, который совместно с Морозовым убил около 120 человек. Самое удивительное, но предстал Котов перед судом нищим, ибо он убивал не богачей, а почти таких же нищих, как и сам, отбирая от убитых домашний скарб, носильное платье и др. вещи домашнего обихода, продаваемые им на базаре за гроши. Котов, после совершенного им убийства, спокойно садился за стол и ужинал, перед убийством никогда не пил, потому, вероятно, и не был долго обнаруживаем, во сне никогда не видел своих жертв, его поступки никогда не вызывали у него раскаяния, у него не было жалости ни к взрослым, ни к детям. Но у него была какая-то особенность, отмечаемая им самим: он говорил, что, выйдя „на дело", он иногда, несмотря на удобные обстоятельства, по неизвестной ему причине пропускал мимо себя некоторых людей, некоторых же спокойно убивал. Котов не воспринимал, не оценивал причиняемого им зла, он совершал убийства, как обычную, повседневную работу, не накладывающую отпечатка ни на его внешность, ни на его внутренний склад, а потому, будучи на скамье подсудимых, он производил впечатление мелкого приказчика, а не злостного убийцы.
Таким же был еще один серийный убийца Петров, который зашивал трупы убитых им жертв в мешки и бросал последних в разрушенные дома.
Исходя из этих примеров, можно сказать, что душевнобольными могут называться люди, у которых рефлекторно-психическая деятельность нарушена в такой мере, что наступает опасность как для самого больного, так и для общества в том, что сдерживающие психические тормозы, вследствие ослабления не могут удерживать субъекта от нарушения как обычного, так и юридического права, охраняющих индивидуальную и коллективную безопасность, создающих спокойную уверенность и устойчивость жизненных форм, покоящихся на разумных человеческих взаимоотношениях.



Душевнобольным человеком будет не только тот, кто мелет разный вздор, кто кричит и размахивает руками там, где не нужно, бьет посуду, рвет белье или наносит повреждения, вообще проявляет себя так, что его поведение резко отличается от поведения большинства людей и выглядит неадекватно, но и тот, кто по каким-то внутренним причинам нарушает законы или бесцельно, или с целью извлечения индивидуальной выгоды с применением приемов, или вредно, или пагубно влияющих на других лиц.
Наука о психических функциях мозга имеет сравнительно мало точных сведений, а потому душевные заболевания в настоящее время классифицируются лишь по клинической картине, наблюдаемой у постели больного, а не по анатомическим изменениям, свойственным отдельным заболеваниям.
Когда приемы изучения строения и физиологического отправления головного мозга будут более совершенны, тогда накопленные клиникою сведения объединятся с лабораторными данными, и наши понятия о сущности душевных болезней и их локализации в мозгу сделают врачей более ориентированными в области точной диагностики душевных болезней, основанной на мозговой локальности, или нарушении физиологических отправлений головного мозга, или отыскании ядов, вырабатываемых организмом и отравляющих центральную нервную систему.
А теперь поговорим, как с практической точки зрения распознать сумасшедших (душевнобольных, шизофреников). Будем для краткости называть их шизами (шифофрениками). Во-первых, шизофренику свойственно не говорить, а бурчать, словно огрызаясь. Почему? Мир отказывается поверить в величие больного, и тот ведет с этим миром перманентную войну.
Во-вторых, «шиз» не способен весело, искренне рассмеяться: у него отсутствует чувство юмора. Как-никак, наличие этого чувства требует значительных интеллектуальных ресурсов. Зато сумасшедший деланно хохочет невпопад: смех без причины – точный признак дурачины. Подобно животному, «шизик» не понимает иронии и шуток, и вести себя с ним нужно осторожно. Обида охватывает его молниеносно, а обиженный безумец крайне опасен.
В-третьих, шизофреник с легкостью принимает простые объяснения, ибо сложных он уразуметь не в состоянии. Так, ему очень близка теория всемирного заговора – не имеет значения, какого именно. Например, беды России больной склонен объяснять происками неких жидомасонов или ЦРУ. Восточная мудрость гласит: бойтесь тех, кто для сложных проблем предлагает простые решения.
В-четвертых, «шиз» верит в существование сверхъестественных сил, которым он, «выдающийся», небезразличен. Такому человеку невозможно втолковать, что окружающий мир к нам равнодушен.
Отсюда вытекает пятый указатель «не нормы»: шизофреники подвержены мании преследования. Поскольку обычно невозможно доказать, что за человеком гонятся какие-то люди, больной убеждает себя, что его преследует, скажем, «злая энергия».
В-шестых, больные шизофренией женщины легко доступны, так как мужское внимание бальзамом проливается на воспаленное чувство собственной важности. А из-за отсутствия чувства юмора они все понимают буквально, поэтому не умеют ломаться, кокетничать, жеманничать, капризничать. Отдаваясь, шизофреничка горделиво ждет, пока мужчина удовлетворится: лежит (стоит) и механически принимает самца – словно кукла.
Седьмой признак вытекает из самовлюбленности шизофреника. Он абсолютно не интересуется другими людьми. Словно ребенок, он ждет от окружающих, чтобы его расспрашивали, чтобы им восхищались. А уж свои умения он готов продемонстрировать в любом месте и в любое время. Ничего не читающие и не изучающие пустомели замыкают либидо на самих себя. Непрерывные мысли ничтожества о собственном величии порождают манию: «Я – Пушкин!», «Я – Моцарт!», «Я – Сталин!» Поэтому среди ненормальных издавна множество наполеонов, чингисханов и прочих жалких пародий.
Когда реальность со всеми ее противоречиями идеалу назойливо напоминает о себе, у больного от раздражения случается истерика или буйный припадок.
Выпивший «шизик», как ни странно это звучит, становится ближе к норме, нежели «шизик» трезвый. Но чтобы использовать данное наше предположение в лечении, необходимы дополнительные исследования.
Основная причина смерти шизофреников – самоубийства. Поначалу больной не ощущает своих противоречий и соответственно не воспринимает свое поведение странным. Поэтому шизофреники очень одиноки даже в сумасшедшем доме: каждый живет в своем индивидуально пригрезившемся мире.
В конце концов больной убеждается в незыблемости реальности, в принципиальной ее неспособности функционировать по законам иллюзии, и на последней стадии шизофрении ад буквально врывается в жизнь, делая ее нестерпимой. Больной топится, прыгает из окна, бросается под колеса.
Нужно уметь распознавать начальные стадии психических расстройств у близких, чтобы не дать им полностью сойти с ума. Тем более полезными могут оказаться рекомендации о некоторых правилах поведения и общения с человеком, находящимся в болезненном состоянии. В реальной жизни часто бывает трудно сразу понять, что происходит с вашим близким, особенно если он напуган, подозрителен, недоверчив и не высказывает прямо никаких жалоб. В таких случаях можно заметить лишь косвенные проявления психических расстройств. Проявления психического заболевания могут быть совершенно разными, так что нужно быть готовым ко всему. Приведенные ниже признаки могут появляться при заболевании все без исключения, либо же по отдельности.



Нередко у душевнобольных людей начинаются галлюцинации, и это можно заметить по особым признакам: разговоры с самим собой, напоминающие беседу или реплики в ответ на чьи-то вопросы; смех без видимой причины; внезапное замолкание, как будто человек к чему-то прислушивается; встревоженный, озабоченный вид; невозможность сосредоточиться на теме разговора или определенной задаче; впечатление, что ваш родственник видит или слышит то, что вы воспринять не можете.
Психические заболевания могут проявляться бредом, который можно распознать по следующим признакам: изменившееся поведение по отношению к родственникам и друзьям, появление необоснованной враждебности или скрытности; прямые высказывания неправдоподобного или сомнительного содержания (о преследовании, о собственном величии, о своей вине); защитные действия в виде зашторивания окон, запирания дверей, явные проявления страха, тревоги, паники; высказывание без явных оснований опасений за свою жизнь и благополучие, за жизнь и здоровье близких; отдельные непонятные окружающим многозначительные высказывания, придающие загадочность и значимость обыденным темам; отказ от еды или тщательная проверка содержания пищи; активная сутяжническая деятельность (письма в милицию, различные организации с жалобами на соседей, сослуживцев и т.д.)
Важно правильно реагировать на бред, чтобы не спровоцировать еще большее ухудшение состояния: не задавать вопросы, уточняющие детали бредовых утверждений и высказываний; не спорить с больным, не пытаться доказать своему родственнику, что его убеждения неправильны, это не только не действует, но и может усугубить имеющиеся расстройства; если больной относительно спокоен, настроен на общение и помощь, внимательно выслушать его, успокоить и постараться уговорить обратиться к врачу.
Подавленное настроение и депрессия тоже нередко бывают проявлениями психических заболеваний. При обострении у многих больных могут возникать мысли о нежелании жить. О возможности суицида предупреждают следующие признаки: высказывания больного о своей ненужности, греховности, вине; безнадежность и пессимизм в отношении будущего, нежелание строить какие-либо планы; наличие голосов, советующих или приказывающих покончить с собой; убежденность больного в наличии у него смертельного, неизлечимого заболевания; внезапное успокоение больного после длительного периода тоскливости и тревожности.
У окружающих может возникнуть ложное впечатление, что состояние больного улучшилось. Он приводит свои дела в порядок, например, пишет завещание или встречается со старыми друзьями, с которыми давно не виделся. Но это лишь иллюзия. Если не предпринять меры, все может закончиться трагически. Вот меры, которые вы можете предпринять: к любому разговору на тему суицида относитесь серьезно; если возникнет впечатление, что больной уже готовится к суициду немедленно обращайтесь за профессиональной помощью; спрячьте опасные предметы (бритвы, ножи, таблетки, веревки, оружие), закройте окна, балконные двери.
В заключение можно сказать, что психические заболевания важно лечить постоянно, не допуская обострений. Но если оно все же начинается, нужно немедленно отправиться к врачу, даже если вы не уверены, обострение это или нет. Чем раньше будет оказана помощь, тем лучше эффект.




А теперь анекдот:
Коммиссия из Минздрава приехала с инспекцией в психиатрическую лечебницу. У ворот их встречает пара здоровенных амбалов верхом на швабрах.
- Здорово, люди добрые, давайте я вас на такси до здания подвезу!
- Да нет, спасибо, мы сами уж как-нибудь!
Один амбал вытаскивает из кармана кастет с шипами:
- А может, передумаете?
Те со страхом садятся на швабры за спинами "водителей". Довозят их через двор до дверей психушки и говорят:
- Ну, скидывайтесь по сотке!
Комиссия безропотно скинулась по сотке и пошла прямиком к главврачу в кабинет:
- Вы что тут позволяете, у вас опасные психические больные по двору бегают с холодным оружием!
- Да нет, это практиканты подрабатывают!

ххх

- Ты кто?
- Я - Юлий Цезарь! А ты?
- Я - Папа Римский?
- Кто тебе это сказал?
- Сам Господь Бог!
В разговор вмешивается третий:
- Врет он, ничего я ему не говорил!

Видео-версию этого урока можно посмотреть на моем видео-канаде на U-tube: Сумасшедшие. Как распознать?





Яндекс.Метрика