Марка «10 лет выхода первого человека в открытый космос».



Сегодня у нас двенадцатый урок и мы изучим почтовую марку «К 10-летию первого выхода человека в открытый космос». Вот эта марка.
Всю информацию я взял из каталога почтовых марок России1857-1995 годов под редакцией Певзнера. Грамотно все систематизировано, и, хотя существует много других каталогов, мне он показался удобным и мне достаточно той информации, которая в нем есть. Итак, перейдем к нашей марке. На фото марка из моей коллекции. Марка «К 10-летию первого выхода человека в открытый космос» была выпущена в мае 1975 года. Номер марки по каталогу – 4632. Марку нарисовал художник Ю. Арцименев. На марке изображен космонавт в открытом космосе. Тираж – 5,8 млн. шт. Почтовая стоимость марки – 6 копеек. Глубокая печать. Рамочная зубцовка. Марка посвящена 10-летнему юбилею первого выхода человека (А. Леонова) в открытый космос.
18 марта 1965 года космонавт СССР Алексей Леонов совершил первый в истории человечества выход в открытый космос. Он стал первым человеком, который оказался в открытом безвоздушном пространстве. Выход Леонова в открытый космос был совсем недолгим. Но все равно это был настоящий подвиг. Первое, о чем он говорил в своих самых свежих интервью после этого события, - это тишина. Космонавт даже смог услышать свое дыхание и биение сердца. Выход Алексея Леонова в космос был событием номер один в русской и зарубежной прессе, огромным скачком всего человечества вперед в развитии космонавтики. Событие произошло во время полета КК "Восход-2". Командир корабля - Павел Иванович Беляев, пилот - Алексей Архипович Леонов. Корабль значительно отличался от гагаринского "Восхода-1": в нем располагалась уже пара мест для пилотов, к тому же он был оснащен шлюзовой камерой "Волга", которая надувалась во время космического полета. Перед стартом камера складывалась и имела размеры 70 см в диаметре и 77 - в длину. В космосе камера надувалась и имела следующие размеры: 2,5 метра в длину, внутренний диаметр - 1 метр, внешний - 1,2 метра. Масса камеры - 250 кг. Перед сходом с орбиты камера отстреливалась от корабля.
Для выхода в космос был разработан скафандр "Беркут". Он обеспечивал пребывание в открытом космосе в течение 30 минут. Первый же выход занял 23 минуту 41 секунду (вне корабля 12 минут 9 секунд).
Интересно, что тренировки перед этим полетом проводились на борту самолета Ту-104АК, в котором был установлен макет корабля "Восход-2" в натуральную величину с реальной шлюзовой камерой (именно она и полетела в космос позже). При полете самолета по параболической траектории, когда на несколько минут в салоне наступала невесомость, космонавты отрабатывали выход в скафандре через шлюзовую камеру.
"Восход-2" стартовал 18 марта 1965 г. в 10:00 по Москве. Старт производился с Байконура в десять утра по московскому времени. Дело было очень рискованное, космонавтам необходимо было уже на втором витке полета выйти в космос. Как раз в это время под аппаратом раскинулись пески Сахары. Уже в половину двенадцатого утра Леонов побывал в открытом космическом пространстве. Шлюзовая камера была надута уже на первом витке. Оба космонавта были в скафандрах. По программе Беляев должен был помочь Леонову вернуться в корабль в случае возникновения нештатной ситуации.
Выход в космос начался на втором витке. Леонов перебрался в шлюзовую камеру и Беляев закрыл за ним люк. Затем воздух из камеры был стравлен и в 11:32:54 Беляев со своего пульта в корабле открыл наружный люк шлюзовой камеры. В 11:34:51 Алексей Леонов покинул шлюз и оказался в открытом космосе. Связан с летательным аппаратом Леонов был весьма крепко, все было просчитано до мелочей, длина троса составляла пять метров. Пять раз космонавт приближался и отдалялся от корабля за время пребывания в вакууме. Опасность стала ощущаться практически с первой минуты: от сильного давления скафандр раздуло. Когда пришло время возвращаться обратно, Леонову пришлось нарушить два пункта строгих инструкций с Земли. Из-за габаритов он снизил давление внутри скафандра и проник на корабль вперед головой, а не ногами. Но на этом страшные злоключения, к сожалению, не завершились. Из-за перепада температур прямо в обшивке люка образовалась довольно крупная расщелина, которая могла привести к разгерметизации корабля и гибели космонавтов. Автоматические системы "Восхода-2" в это же время сработали на увеличение подачи массы кислорода, поэтому все могло закончиться взрывом. Преодолеть проблемы удалось лишь через семь часов, только тогда пилоты смогли почувствовать себя в безопасности. А перед выходом легендарный космонавт чуть не забыл закрепить страховочный трос. Беляев случайно подметил это и еле успел спасти напарника. Если бы не этот факт, то тело Леонова до сих пор находилось бы на орбите планеты.



Посадка. «Восход-2» сделал целых девятнадцать витков вокруг Земли, прежде чем опустился на твердую поверхность планеты. Расчеты не соотносились с действительностью, поэтому посадка произошла совсем не там, где изначально планировалось. Двести километров от города Пермь, в холодной и неприветливой безлюдной тайге, вдали от цивилизации и сели пилоты. Самое интересное, что в то время, наверное, чтобы поддержать престиж партии и советских ученых, во всех средствах массовой информации говорилось, что полет прошел успешно, а космонавты отдыхают и набираются сил для новых свершений недалеко от Перми на даче. Дачи у Леонова там и по сей день нет, ну и, конечно же, никакой дачи они там и в помине не увидели. Не на даче, а в тайге, в лесу, заваленном снегом, по соседству со многими опасными животными находились оба пилота. Нашли их лишь через двое суток, им пришлось своими силами пройти целых девять километров на лыжах. Если бы не изнурительные тренировки перед полетом, то не факт, что это бы у них получилось. После их перевезли в Пермь, а затем и на Байконур для того, чтобы космонавты продолжили тренироваться.
Работа над ошибками. Леонов очень часто и сейчас вспоминает свой полет: во многих интервью он говорил, что ошибок было крайне много, что их можно было избежать и что во многом лишь счастливое стечение обстоятельств помогло ему и его товарищу выжить. Скафандр испытан практически не был, так как на Земле должные испытательные условия создать было почти невозможно, в основе его разработок лежали только лишь расчеты. Но ведь этого было мало, вот скафандр-то первым и подвел. Высота полета оказалась весомо больше, чем изначально планировалось. Еще несколько десятков метров выше - и космонавты получили бы сильное радиоактивное облучение. Причину этого факта выявить даже после полета не удалось. Непередаваемые ощущения. Когда легендарный космонавт был уже в скафандре и все было готово к важному событию, каким должен был стать выход Леонова в открытый космос, разрешения всё не давали. Леонов томился в ожидании, пока не услышал голос с Земли. Это самолично Гагарин общался с Леоновым, он дал разрешение, и Алексей Архипович рванулся к люку. А потом была тишина и звук дыхания и биения сердца, которые передавались сигналом на Землю. Казалось бы, полет должен был взволновать Леонова, но эта безмятежная тишина лишь успокаивала, дыхание было ровным. Первый выход в открытый космос длился недолго, но отпечатался в памяти космонавта навсегда. Когда Леонов вышел в открытый космос, дата выхода публиковалась во всех мировых газетах. Поэтому этот полет запомнился буквально всем его современникам. Удивляло в небе все: и то, что Земля и вправду шар, хоть Леонов это и знал, но все равно поражался увиденному; и то, что звезд на небе просто немерено; и то, что все они такие яркие, а космос совсем черный, ну просто непроглядный. А Солнце, будто вмонтированное в небосвод, источало огромный жар и очень яркий свет.
Рассказ Алексея Леонова о нештатных ситуациях во время выхода в открытый космос:
«Когда создавали корабль для выхода в открытый космос, то приходилось решать множество проблем, одна из которых была связана с размером люка. Чтобы крышка открывалась внутрь полностью, пришлось бы урезать ложемент. Тогда бы я в него не поместился в плечах. И я дал согласие на уменьшение диаметра люка. Таким образом, между скафандром и обрезом люка оставался зазор по 20 мм с каждого плеча.
На Земле мы проводили испытания в барокамере при вакууме, соответствующем высоте 60 км В реальности, когда я вышел в открытый космос, получилось немного по-другому. Давление в скафандре — около 600 мм, а снаружи — 10 — 9; такие условия на Земле смоделировать было невозможно. В космическом вакууме скафандр раздулся, не выдержали ни ребра жесткости, ни плотная ткань. Я, конечно, предполагал, что это случится, но не думал, что настолько сильно. Я затянул все ремни, но скафандр так раздулся, что руки вышли из перчаток, когда я брался за поручни, а ноги — из сапог. В таком состоянии я, разумеется, не мог втиснуться в люк шлюза. Возникла критическая ситуация, а советоваться с Землей было некогда. Пока бы я им доложил… пока бы они совещались. И кто бы взял на себя ответственность? Только Паша Беляев это видел, но ничем не мог помочь. И тут я, нарушая все инструкции и не сообщая на Землю, перехожу на давление 0,27 атмосфер. Это второй режим работы скафандра. Если бы к этому времени у меня не произошло вымывание азота из крови, то закипел бы азот — и все… гибель. Я прикинул, что уже час нахожусь под чистым кислородом и кипения быть не должно. После того, как я перешел на второй режим, все «село» на свои места.
На нервах сунул в шлюз кинокамеру и сам, нарушая инструкцию, пошел в шлюз не ногами, а головой вперед. Взявшись за леера, я протиснул себя вперед. Потом я закрыл внешний люк и начал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно ногами. Иначе я бы не смог, ведь крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30% объема кабины. Поэтому мне пришлось разворачиваться (внутренний диаметр шлюза — 1 метр, ширина скафандра в плечах — 68 см). Вот здесь была самая большая нагрузка, у меня пульс дошел до 190. Мне все же удалось перевернуться и войти в корабль ногами, как положено, но у меня был такой тепловой удар, что я, нарушая инструкции и не проверив герметичность, открыл шлем, не закрыв за собой люк. Вытираю перчаткой глаза, а вытереть не удается, как будто на голову кто-то льет. Тогда у меня было всего 60 литров кислорода на дыхание и вентиляцию, а сейчас у «Орлана» — 360 литров… Я первый в истории вышел и отошел сразу на 5 метров. Больше этого никто не делал. А ведь с этим фалом надо было работать, собрать на крючки, чтобы не болтался. Была громадная физическая нагрузка.
Единственное, что я не сделал на выходе, — не смог сфотографировать корабль со стороны. У меня была миниатюрная камера «Аякс», способная снимать через пуговицу. Ее нам дали с личного разрешения председателя КГБ. Управлялась эта камера дистанционно тросиком; из-за деформации скафандра я не смог до него дотянуться. А вот киносъемку я сделал (3 минуты камерой С-97), и за мной с корабля постоянно следили две телевизионные камеры, но у них была не высокая разрешающая способность. По этим материалам потом сделали очень интересный фильм.
Но самое страшное было, когда я вернулся в корабль, — начало расти парциальное давление кислорода (в кабине), которое дошло до 460 мм и продолжало расти. Это при норме 160 мм! Но ведь 460 мм — это гремучий газ, ведь Бондаренко сгорел на этом… Вначале мы в оцепенении сидели. Все понимали, но сделать почти ничего не могли: до конца убрали влажность, убрали температуру (стало 10 – 12 градусов С). А давление растет… Малейшая искра — и все превратилось бы в молекулярное состояние, и мы это понимали. Семь часов в таком состоянии, а потом заснули… видимо, от стресса. Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува… Что произошло фактически? Поскольку корабль был долгое время стабилизирован относительно Солнца, то, естественно, возникла деформация: ведь с одной стороны охлаждение до – 140 градусов С, с другой — нагрев до +150 градусов С… Датчики закрытия люка сработали, но осталась щель. Система регенерации начала нагнетать давление, и кислород стал расти, мы его не успевали потреблять… Общее давление достигло 920 мм. Эти несколько тонн давления придавили люк, и рост давления прекратился. Потом давление стало падать на глазах».



Тренировки. А теперь постарайтесь представить, как же тяжело было работать и находиться в скафандре. Чтобы только сжать кулак в открытом космосе, приходилось прилагать усилия, равные поднятию двадцати пяти килограммов на Земле. И это одной рукой! Земные тренировки Леонова, направленные на то, чтобы он в дальнейшем смог справиться с заданием, были крайне тяжелыми. Ему приходилось ежедневно поднимать штангу в девяносто килограммов. Меньше было нельзя - тогда бы не справился с задачей. И это помимо иных изнурительных ежедневных тренировок. Опыт Леонова показал, что пребывание человека в космическом пространстве возможно, к тому же все недочеты и ошибки были учтены для дальнейших полетов. И скафандр Алексея Архиповича был взят за основу для будущих разработок. Очень многие современные космонавты работают, основываясь на том опыте, что когда-то получил Леонов.
Подготовиться к тем эмоциям и физическим ощущениям, которые человек испытывает при попадании в открытый космос, на Земле практически невозможно. Первый выход Леонова в открытый космос был делом ответственным. Тренировки были просто необходимы. Они длятся у будущих космонавтов целый день и проводятся на специальных тренажерах, которые создают условия, сходные с космическими. Есть, например, гидротренажеры, которые способны создать невесомость. А есть и те, что полностью имитируют обстановку космического корабля и условия проживания в нем. Нагрузки это огромные. За здоровьем пилотов внимательнейшим образом следят квалифицированные врачи, за питанием и режимом дня - тоже.
Конечно же, в полете пилоты ни минуты не отдыхают. Помимо ремонтных работ, космонавты постоянно заняты исследовательской деятельностью. Поэтому космонавт – это не только физически сильный и здоровый человек, но еще и квалифицированный специалист в различных областях науки.
Именно космические экспедиции позволили доказать, что жизнь в космосе возможна. Бактерии выживают прекрасно и за бортом корабля, как и личинки комаров, которые были на одной из космических станций помещены на долгое время в вакуум. Часто космонавты берут с собой в полет икру рыбы, растения и личинки насекомых, чтобы посмотреть на то, что будет с ними в космосе. Космонавты проводят в течение каждого полета огромное количество экспериментов, результаты которых ученые с нетерпением ожидают на Земле. А еще многие из космических пилотов утверждают, что у космоса имеется свой запах. Его тяжело ощутить, но он есть. Он более всего похож на разряженный воздух после грозы, наполненный свежестью. И это мнение очень многих. Наверное, и Леонов тоже его ощущал.
Опасности выходов в открытый космос.
Выходы в открытый космос опасны по множеству различных причин. Первая — возможность столкновения с космическим мусором. Орбитальная скорость на высоте 300 км над Землей (типичная высота полёта пилотируемых космических кораблей) — около 7,7 км/с. Это в 10 раз превышает скорость полёта пули, так что кинетическая энергия маленькой частицы краски или песчинки эквивалентна той же самой энергии пули, обладающей в 100 раз большей массой. С каждым космическим полётом появляется всё больше и больше орбитального мусора, из-за чего эта проблема продолжает оставаться наиболее опасной.
Другая причина опасностей выходов в космос — то, что окружающая обстановка в космическом пространстве чрезвычайно сложна для предполётного моделирования. Выходы в космос часто планируются на поздней стадии разработки полётного плана, при обнаружении каких-либо насущных проблем или неисправностей, иногда даже в процессе самого выполнения полёта. Потенциальная опасность выходов в открытый космос неизбежно ведёт к эмоциональному давлению на космонавтов. Помочь космонавту, вышедшему в открытый космос, очень трудно.
Потенциальную опасность несёт возможность потери или недопустимого удаления от космического корабля, грозящая гибелью из-за израсходования запаса дыхательной смеси. Опасны также возможные повреждения или проколы скафандров, разгерметизация которых грозит аноксией и быстрой смертью, если космонавты не успеют вовремя вернуться в корабль. Инцидент с повреждением скафандра произошёл только один раз, когда во время полёта «Атлантиса» STS-37 маленький прут проколол перчатку одного из астронавтов. По счастливой случайности разгерметизации не произошло, поскольку прут застрял и блокировал собою образовавшееся отверстие. Прокол даже не был замечен до тех пор, пока астронавты не вернулись в корабль и не начали проверку скафандров.
Ещё один потенциально опасный случай произошёл во время второго выхода в открытый космос астронавтов космического корабля «Дискавери» (полёт STS-121). От скафандра Пирса Селлерса открепилась специальная лебёдка, которая помогает вернуться на станцию и не даёт астронавту улететь в открытый космос. Вовремя заметив проблему, Селлерс с напарником смогли прикрепить устройство обратно, и выход был завершён благополучно.
Несмотря на то что в настоящее время не известны какие-либо несчастные случаи, связанные с выходами в открытый космос, разработчики космической техники стараются снизить необходимость внекорабельной деятельности.
Исторические факты:
- Алексей Леонов совершает первый в мире выход в открытый космос,18 марта 1965. Выход американского космонавта в открытый космос (Эдвард Уайт, 3 июня 1965 г.).
- Первой женщиной, вышедшей в космос, была Светлана Евгеньевна Савицкая. Выход состоялся 25 июля 1984 года с борта орбитальной космической станции «Салют-7».
- Самым длительным выходом в открытый космос стал выход американки Сьюзан Хелмс 11 марта 2001, длившийся 8 часов 53 минуты.
- Рекорд по количеству выходов (16) и по общей продолжительности пребывания (82 часа 22 минуты) в открытом космическом пространстве принадлежит российскому космонавту Анатолию Соловьёву.





Ну и напоследок, анекдот.

Вчера российские космонавты по два раза в день выходили в открытый космос. Опять из-за поломки туалета.

ххх

Я мог бы стать космонавтом, но встретил её... и стал алкоголиком.


Видео-версию этого урока можно посмотреть на моем видео-канаде на U-tube: Марка «10 лет выхода первого человека в открытый космос».





Яндекс.Метрика