Марка «80 лет восстания на броненосце «Потемкин».



Сегодня у нас седьмой урок и мы изучим почтовую марку «80- летие восстания на броненосце «Потемкин». Вот эта марка. Всю информацию я взял из каталога почтовых марок России1857-1995 годов под редакцией Певзнера. Грамотно все систематизировано, и, хотя существует много других каталогов, мне он показался удобным и мне достаточно той информации, которая в нем есть. Итак, перейдем к нашему почтовой марке. На фото марка из моей коллекции. Марка «80- летие восстания на броненосце «Потемкин» была выпущена 14 июня 1985 года. Номер марки по каталогу – 5793. Марку нарисовал художник А. Толкачев. На марке изображен восставший корабль с красными флагами. Тираж – 3,7 млн. шт. Почтовая стоимость марки – 5 копеек. Глубокая печать в сочетании с металлографической печатью. Рамочная зубцовка. Марка посвящена 80- летию восстания на броненосце «Потемкин».
Восстание на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический— одно из заметных событий революции 1905—1907 годов в России и первый случай вооружённого мятежа целой воинской части в ходе этой революции.
"...Броненосец "Потемкин" остался непобежденной территорией революции и, какова бы ни была его судьба, перед нами налицо несомненный и знаменательнейший факт: попытка образования ядра революционной армии", - так охарактеризовал В. И. Ленин революционное восстание на эскадренном броненосце Черноморского флота "Князь Потемкин-Таврический" в июне 1905 года.
10 октября 1898 года на стапеле Николаевского адмиралтейства в городе Николаеве был торжественно заложен броненосец, ставший сильнейшим в Черноморском флоте. Прототипом для "Потемкина" послужил построенный ранее броненосец "Три Святителя", однако проект нового корабля вобрал в себя ряд перспективных конструкторских решений, примененных при строительстве и других броненосцев. По тактико-техническим характеристикам эскадренный броненосец "Князь Потемкин-Таврический" был мощнейшим в своем классе кораблем Российского военного флота. Эскадренный броненосец обладал достаточно мощной по тому времени артиллерией. При вступлении броненосца в строй в мае 1905 года экипаж состоял из 731 человека, в том числе 26 офицеров.
Человеческое достоинство матроса всячески унижалось. Главный командир Черноморского флота адмирал Чухнин запретил матросам «под страхом заключения в тюрьму» ходить по центральным бульварам и улицам Севастополя. В общественных местах матросы не имели права сидеть в присутствии офицера, фактически лишались возможности посещать театры и публичные библиотеки. Рабочий день матросов начинался в пять часов утра и длился до вечера. Очень часто в виде наказания или под предлогом срочных работ матросов лишали двухчасового послеобеденного отдыха. На содержание каждого матроса казна отпускала 24 копейки в день. Но и из этой ничтожной суммы добрая половина попадала в руки офицеров, наживавших состояния, экономя на матросских «харчах». Командир броненосца «Потёмкин» выстроил себе три дома в Севастополе, в то время как команда питалась гнилым мясом. А офицерский состав комплектовался почти исключительно из дворян. Каждый матрос был для них прежде всего «мужик», «хам», которого надо превратить в покорного раба. Служба на флоте длилась семь лет.Тухлое мясо было предметом постоянных жалоб матросов; из-за него неоднократно происходили столкновения с начальством.
Выходцы из самой гущи народной, деятели «Матросской Централки» решительно боролись с проявлениями слепого бунтарства, занимались подготовкой вооружённого восстания матросов. Восстание предполагалось начать на Тендре – пустынном острове на Чёрном море, между Одессой и Севастополем, где обычно стоял флот во время летней учебы. Планом «Централки» предполагалось в заранее установленный час на нескольких кораблях арестовать офицеров и выстрелом из орудия сообщить остальным кораблям о начале восстания. Начать должна была «Красная Катя» (броненосец «Екатерина II»), но не получилось. «Потёмкин» же – новый броненосец, спущенный на воду в 1905 году, не входил в планы «Централки». В ночь с 10 на 11 июня группа матросов «Потёмкина» прислала в «Централку» запрос от имени команды броненосца с предложением первыми начать восстание. В ночь на 14 июня к стоящему у Тендры «Потёмкину» подошел миноносец, который привёз из Одессы провизию – мясо, хлеб, крупу, картошку, овощи. Мясо сильно пахло. Матюшенко агитировал за то, чтобы команда выбросила за борт протухшее мясо и предъявила начальству требование об улучшении пищи. Он хорошо понимал, что в накалившейся и нервной обстановке «Потёмкина» это приведет к немедленному восстанию. Вакуленчук требовал выдержки – подождать эскадру. Днём боцман доложил начальству: команда недовольна, волнуется. Офицеры естественное возмущение восприняли как бунт. Признать мясо негодным – значило, по их мнению, потерять престиж. Судовой врач Смирнов исследовал мясо и признал его вполне съедобным. Командир корабля капитан I-го ранга Е.Н. Голиков дал распоряжение кокам готовить из этого мяса борщ и обратился к команде: – Кто хочет есть борщ, – переходи направо. Караул уже стоял с заряженными винтовками. Вакуленчук первым перешёл направо. За ним последовали организованные матросы. Подобная развязка не входила в планы командиров. В этот момент старший офицер отдал приказ принести брезент с 16-весельного баркаса. Команда расценила этот приказ таким образом, что старший офицер решил расстрелять «зачинщиков», используя, по существовавшему на флоте обычаю, для этого брезент. Среди матросов раздался призыв: «Братцы, что они делают с нашими товарищами? Забирай винтовки и патроны! Бей их, хамов! Довольно быть рабами!» Матросы, с криками «Ура!», бросились в батарейное помещение, взламывая пирамиды с винтовками и ящики с патронами. Начался настоящий бунт. Вакуленчук до последнего момента стоял на страже решений «Централки». Но предать товарищей он не мог, и он бросил клич: – Ребята, хватай винтовки! Мгновенно исчез строгий порядок военного корабля. Где-то начали стрелять. Во время борьбы Вакуленчук был застрелен.



Ещё мгновение – и матросы начнут массово покидать корабль, а броненосец окажется в руках кучки контрреволюционеров. Восставшие поняли грозившую опасность. Они бросились в гущу матросов и убедили их не поддаваться панике. На сторону восставших перешла строевая рота. Во второй день восстания моряки самоотверженно боролись за торжество начатого дела – решили идти в Одессу, где народ уже сражался на баррикадах. Как только все офицеры были арестованы, матросы социал-демократы разъяснили неподготовленной части команды цели восстания, заставили их уверовать в победу убедительным доводом: когда начальство вышлет эскадру на усмирение «Потёмкина», она присоединится к восстанию. Кулик, Денисенко и Вакуленчук составляли социал-демократическое ядро на «Потёмкине». Вакуленчук погиб, Денисенко был занят в машинном отделении. Кулик как рядовой член партии, беззаветно и неустанно выполняя свой партийный долг, оказывал немалое влияние на ход событий. По настоянию Кулика было созвано общее собрание команды. Он предложил избрать комиссию – орган верховной власти на корабле. Команда «Потёмкина» состояла из 763 матросов. В комиссию были избраны 30 матросов, а офицеру Алексееву и боцману Мурзаку вручили исполнительную власть. Первого назначили командиром корабля, второго – старшим офицером. Однако Алексеев, приняв назначение, испугался и решил заслужить прощение предательством, он под предлогом болезни целыми днями валялся в офицерской кают-компании, не отдавал никаких распоряжений, не принимал докладов. Но в критические минуты, имея возможность нанести предательский удар в спину восстания, Алексеев проявлял кипучую деятельность, брал в свои руки управление кораблём.
Громкое «ура» неслось навстречу потёмкинским катерам и шлюпкам. Незабываемую картину представлял в эти часы Одесский порт. Тысячи людей заполнили эстакады и огромную набережную. По гигантской лестнице спускались неисчислимые толпы манифестантов. Одесский пролетариат совершал паломничество к революционному кораблю. Как только пришло известие о восстании «Потёмкина», В.И. Ленин созвал Центральный Комитет, который постановил командировать на броненосец в качестве уполномоченного ЦК товарища Васильева-Южина, находившегося в Женеве. В это время в одесском порту ораторы, сменяя друг друга, звали народ на бой с царизмом. А войска тем временем занимали все вышки над портом, закрывая плотным кольцом все выходы из порта. Люди оказались в ловушке; где-то вспыхнул огонь. Пожар разгорался. К десяти часам вечера весь порт был в огне. Толпы, находившиеся в порту, очутились в западне, а войска стреляли прямой наводкой. Потёмкинцы осознали, что, имея силу, способную раздавить и уничтожить палачей народа, промедлили, бездействовали, не захватили город и не вооружили рабочих, позволили властям безнаказанно творить своё чудовищное дело.
В своем дневнике Николай II назвал известие о восстании «Потёмкина» «ошеломляющим». «Офицеров крепко наказать, с мятежниками-матросами расправиться беспощадно», – так гласил царский приказ. Против «Потёмкина» были мобилизованы почти все наличные силы Черноморского флота.
Вечером 16 (29) июня 1905 года радисты «Потёмкина» перехватили радиограмму и поняли, что силы Черноморского флота направляются на них и им известно местоположение восставшего корабля. На «Потёмкине» начали готовиться к бою. Прапорщик Д. П. Алексеев, выбранный экипажем командиром броненосца, отказался командовать кораблем. Он сказался больным, но члены судовой комиссии заставили его идти в боевую рубку, возможно, надеясь, что в случае начала боя он будет вынужден воспользоваться своими знаниями офицера и помочь восставшим хотя бы ради спасения собственной жизни.



В 8 часов 10 минут утра восставшие с «Потёмкина» обнаружили приближающуюся к Одессе эскадру Ф. Ф. Вишневецкого и получили посланную им радиограмму: «Черноморцы, удручены вашим поступком. Кончайте скандал. Смиритесь. Повинную голову меч не сечёт. Объясните, чего вы хотите. Адмирал Вишневецкий». На «Потёмкине» сыграли боевую тревогу. «Потёмкин» снялся с якоря и пошёл навстречу к эскадре. На флагманском корабле эскадры была сыграна боевая тревога, после чего эскадра повернула на 90° влево, увеличила ход и стала уходить от «Потёмкина» в открытое море. В 8 часов 58 минут «Потёмкин» прекратил преследование и начал возвращаться на одесский рейд. Эскадра А. Х. Кригера, приближавшаяся к Одессе, обнаружила уходящую от Одессы эскадру Ф. Ф. Вишневецкого. Обе эскадры объединились и на борту флагмана адмирала А. Х. Кригера состоялось совещание адмиралов, а в 10 часов 50 минут с борта броненосца «Три святителя» в адрес «Потёмкина» была послана радиограмма: «В доказательство вашей искренности пришлите уполномоченных от команды на „Три святителя“ для мирных переговоров, ручаюсь за их безопасность. Мы идём в Одессу. Адмирал Вишневецкий» и обе эскадры взяли курс на Одессу, перестроившись в строй двойного фронта: в первой линии шли все броненосцы, во второй линии — крейсер и миноносцы. На флагманах объединённой эскадры орудия зарядили боевыми снарядами. Позднее офицеры с других кораблей, участвовавших в «бою», вспоминали, что «…после пробития боевой тревоги люди неохотно и вяло готовили орудия, воздушные насосы оказывались недействующими, вследствие чего нельзя было бы ни стрелять из орудий, ни выпустить мину из аппаратов». «Потёмкин», приготовившись к бою и гибели, пошёл навстречу объединённой эскадре. На броненосце была сыграна боевая тревога. Команда переоделась во всё чистое. В 12 часов 20 минут «Потёмкин» и корабли эскадры сблизились настолько, что смогли обмениваться сообщениями посредством сигналов семафора. «Потёмкин» передал кораблям эскадры: «„Синоп“, „Три святителя“, „Двенадцать апостолов“ — стать на якорь. Стопорить машину». Потёмкин шёл на эскадру. Его орудия главного калибра были наведены на броненосцы «Двенадцать апостолов» и «Ростислав», орудия правого борта — на броненосец «Три святителя». Направив «Потёмкин» прямо на броненосец «Три святителя» восставшие вынудили последний изменить курс для избежания столкновения с «Потёмкиным» и нарушить строй фронта. В 12 часов 50 минут «Потёмкин», с поднятыми сигналами «эскадре стать на якорь» прорезал строй эскадры, при этом команда броненосца «Георгий Победоносец» покинула места несения боевой службы, собралась на открытых палубах своего корабля и приветствовала восставших возгласами «ура!» В 13 часов, развернувшись на 180°, «Потёмкин» вновь прорезал фронт эскадры, которая так же развернулась на обратный курс. В это время на «Георгии Победоносце» уже полным ходом шло восстание команды против своих офицеров. Несмотря на увещевания командира броненосца и старшего офицера, матросы корабля, вооружённые чем попало поднялись на капитанский мостик и потребовали от командира покинуть строй эскадры и следовать за «Потёмкиным». Матросы вооружились и команда расставила вооружённых часовых возле всех выходов корабля. Команда отстранила офицеров от управления кораблём и остановила броненосец. В 14 часов 10 минут восставшие броненосцы «Князь Потёмкин-Таврический» и «Георгий Победоносец» начали совместное движение на Одессу. Они ждали, что сейчас остановятся и другие броненосцы, и восстание станет всеобщим. Но пока «Георгий» семафорил «Потёмкину», эскадра скрылась за горизонтом. С ней исчезла и надежда на присоединение всего флота.
Но флот угрожал уничтожить восставших, порты отказались снабжать «Потёмкин» водой и углём. Не имея в достатке угля и продовольствия, корабль ушел к берегам Румынии и 25 июня 1905 года сдался в Констанце местным властям. Вскоре Румыния вернула судно России, а матросы остались за границей. Некоторые из них, в том числе Матюшенко, попытались вернуться на родину, где были арестованы и казнены. В конце сентября 1905 года царское правительство переименовало мятежный броненосец в «Пантелеймон». После февральской революции 1917 года кораблю вернули прежнее название, но вскоре присвоили имя «Борец за свободу». В мае 1918 года бывший «Потёмкин» был захвачен немецкими кайзеровскими войсками. Позднее он перешёл в руки белогвардейцев-деникинцев, а в канун прорыва Красной Армии в Крым был взорван уходившими из Севастополя англо-французскими интервентами.




Ну и напоследок, анекдот.

Командир корабля выходит на мостик и спрашивает вахтенного матроса: — Что у нас справа?
Вахтенный смотрит в бинокль и отвечает: — Шестивесельная шлюпка!
— А слева?
— Тоже! Шестивесельная шлюпка!
— А прямо по курсу?
— Тоже!
— Вахтенный! Уберите мандавошку с окуляра!


Видео-версию этого урока можно посмотреть на моем видео-канаде на U-tube: Марка «80 лет восстания на броненосце «Потемкин».





Яндекс.Метрика