Писатель Евгений Носов.



Сегодня восьмой урок из цикла «Край соловьиный». Поговорим о советском писателе, уроженце города Курска, Евгении Ивановиче Носове.
Носов Евгений Иванович – выдающийся советский российский писатель, прозаик, автор повестей и рассказов, член Союза писателей СССР.
Родился 15 января 1925 года в селе Толмачёво ныне Курского района Курской области в семье деревенского потомственного мастера-ремесленника, кузнеца. Русский. Полуголодное детство научило его промышлять рыбной ловлей, охотой, собиранием трав, чтобы продать и заработать на хлеб. Его родители жили в городе, одно время его отец трудился в Артемовске на строительстве хлебозавода, но главным образом - слесарем на Курском механическом заводе, здесь в Курске Евгений учился в школе № 9. Будущий писатель хорошо помнит и тропу, которую еще ребенком с матерью торил в город и обратно. "Хлеба стояли вровень с моей головой, при каждом порыве ветра колосья щекотали мне шею и ухо", - пишет Евгений Носов в одном из рассказов. Каникулы же он проводил у дедушки в Толмачеве, воспитываясь "одновременно в двух средах - в рабочей и крестьянской". В 1943 году окончил 8 классов и после Курского сражения (5 июля — 23 августа 1943 года), свидетелем которого он был, ушёл на фронт Великой Отечественной войны. Воевал в составе артиллерийской противотанковой бригады наводчиком орудия, в расчете семидесятишестимиллиметровой пушки, "самой боевой и опасной на прошлой войне" (В. Астафьев). Участвовал в операции «Багратион», в боях на Рогачёвском плацдарме за Днепром, воевал в Польше. На этом пути рядовой Носов подбил немало вражеской военной техники, был награжден орденами Красная Звезда и Отечественной войны II степени, медалями "За отвагу" и "За победу над Германией". В боях под Кёнигсбергом 8 февраля 1945 года был тяжело ранен, получил инвалидность. Полученное ранение в последние дни войны на подступах к городу Кёнигсберг (ныне – Калининград) отразилось в рассказе Носова «Красное вино победы» (1962). Выйдя в 1945 году из госпиталя, получил пособие по инвалидности. Радость свидания с родными быстро пригасила голодная послевоенная жизнь. Отцу, тоже частично утратившему трудоспособность вследствие ранения на фронте, нелегко доставались средства на содержание семьи. Не зная, как облегчить участь домашних, Евгений Носов спешно, за один год, перешагнув через класс, сдал экзамены за среднюю школу. Вскоре вслед за будущей женой Валей Ульяновой, окончившей техникум советской торговли и получившей направление на работу в Казахстан, махнул он в город Талды-Курган.



Там удача ему улыбнулась. Областной газете "Семиреченская правда" требовался художник-оформитель, и он, умея неплохо рисовать, определился на эту должность. Год спустя женился. Когда в нем обнаружились явные литературные задатки, редакция возложила на него другие обязанности. Вначале в качестве специального корреспондента разъезжал по городам и весям, потом ему доверили вести отдел промышленности, транспорта и торговли.
Начал печататься в 1947 году (стихи, публицистические статьи, очерки, корреспонденции, рецензии). В 1951 году Евгений Носов вернулся в Курск и стал трудиться в редакции газеты "Молодая гвардия", где последовательно заведовал отделами рабочей молодежи, сельской молодежи и комсомольской жизни. Работа журналиста свела его с великим множеством разных людей, расширила кругозор, привила чувство ответственности за свое слово. "Я состоялся как писатель благодаря Овечкину", - неоднократно говорил Е. Носов. Разумеется, это не означает, что писал он в овечкинской манере. В 1957 году серьезно занялся литературным трудом. Чтобы выгадать время для творчества, вновь пошел на должность художника-оформителя. Выступал с небольшими рассказами в периодической печати. В 1957 году опубликовал первый рассказ (для детей) «Радуга». К началу 1958 года составил сборник "На рыбачьей тропе", и Курское литературное объединение послало его на Всероссийский семинар в Ленинград. Руководители группы во главе со Всеволодом Рождественским высоко оценили опыты молодого прозаика, по выходу книги рекомендовали его в Союз писателей СССР.
В 1980-х годах был членом редакционной коллегии журнала «Роман-газета».
Тонкое чувство слова, обострённое, объемно-пластичное восприятие окружающего мира, любовь к обстоятельному, неспешному и «естественному» бытию и труду на лоне природы сразу определили место Носова в ареале современной «деревенской прозы» как художника-традиционалиста, ориентированного на опыт И.С.Тургенева, И.А.Бунина и Н.С.Лескова.
Критика благосклонно встретила книги молодого писателя. Но он ощущал пробелы в своем образовании и лишь по окончании Высших литературных курсов СП СССР смог целиком отдаться творческой работе.
Как и другие видные писатели-«деревенщики» (В.П.Астафьев, В.И.Белов, Б.А.Можаев), учился на Высших литературных курсах при Союзе писателей СССР (1960-1962), активно публиковался в столичной периодике (журналы «Новый мир» и «Наш современник»), выпускал многочисленные сборники рассказов и повестей.
Время было трудное. Административно-командный стиль руководства оборачивался ущемлением социалистической демократии, ставил рядового советского человека в положение безгласного "винтика". А.Е. Носов с подлинно народных позиций воспевал именно "простых" русских людей, которые ценой своих жизней уничтожили фашистское нашествие ("Красное вино победы", "Усвятские шлемоносцы"...), подняли страну из руин и пепла ("Храм Афродиты", "Варька", "Шумит луговая овсяница", "Пятый день осенней выставки"). И больно ему, что не был оценен должным образом самоотверженный подвиг народа ("И уплывают пароходы, и остаются берега", "Шуба", "На рассвете").
Писатель разоблачал чиновных мещан, равнодушных ко всему, кроме собственного благополучия и карьеры, которые повсеместно распространяли микробы своекорыстия, бессовестности, бессердечия ("Не имей десять рублей...", "Потрава", "Домой за матерью"). С горечью говорил Он о разорении и обезлюживании нашей кормилицы - деревни. А когда стало совсем невмоготу, обратился к публицистике ("На дальней станции сойду", "С сединою на висках", позднее - "Что мы перестраиваем", "Холмы, холмы..."), вызвавшей горячие читательские отклики.
Несмотря на препоны и преграды цензуры Е. Носов всегда писал правду, одну правду. В этом неувядаемая сила его повестей и рассказов.
В лучших рассказах и повестях писателя («Шумит луговая овсяница», 1925; «Объездчик», 1966; «За долами, за лесами», «Варька», «Домой, за матерью», 1967; «И уплывают пароходы, и остаются берега», 1970; «Шопен, соната номер два», 1973) проявлены глубокий психологизм, склонность к социальному анализу, историчность мышления и точность бытописания в изображении жизни современной среднерусской деревни, особенно удачно передаваемой через сочные, динамичные диалоги, сочетающие энергию и «неправильность» непосредственной крестьянской речи и афористичность народной мудрости.



Печаль, ностальгия по светлому, незамутненно-наивному, «детскому» восприятию мира пронизывает творчество Носова, что особенно ощутимо в его рассказах («Мост», «Дом за триумфальной аркой») и повестях («Не имей десять рублей», «Моя Джомолунгма») о собственном детстве и отрочестве (рассказы «Подпасок» и «Дежка»), о русском мужике на полях Великой Отечественной войны. Посвящённое этой теме вершинное произведение Носова – повесть «Усвятские шлемоносцы» (1977), где рассказывается о последних мгновениях трудовой и семейной деревенской идиллии – нескольких днях сенокоса в июне 1941 года, накануне отправки мужчин на фронт, утверждает в характерной для писателя, как и для других «деревенщиков», проекции на патриархальную русскую общину и православие исконное миролюбие русского народа-хлебопашца, подчеркивает неестественность и даже богопротивность обращения земледельца в солдата.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 марта 1990 года Носову Евгению Ивановичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».
Грустная тональность произведений Носова конца 1980-х – начала 1990-х годов (фантастический рассказ «Сон», рассказы «НЛО нашего детства», «Тёмная вода», «Карманный фонарик», «Костёр на ветру», «Красное, жёлтое, зелёное…») связана с ощущением у писателя (имеющим, однако, более нравственно-эстетическую, нежели политическую окраску) невозобновимого распада коренных устоев национальной жизни, катастрофического нарастания в «перестроечном» обществе (в том числе на селе) бытийной дисгармонии: жестокости, апатии, разочарования и эгоизма. Писатель выступает также с размышлениями о русской классической литературе («Жди назавтра ясного дня», 1992, посвящено А.А.Фету).
Как вспоминают современники Носова, однажды он прибирал на книжных полках. Попался оранжевый томик стихов Александра Яшина с веткой рябины на обложке. Разломил наугад книгу и открылись строчки, словно завещанные ушедшим поэтом:
Покормите птиц зимой,
Пусть со всех концов
К вам слетятся, как домой,
Стайки на крыльцо.
…Сколько гибнет их - не счесть…
Видеть тяжело.
А ведь в нашем сердце есть
И для птиц тепло.
И так Евгения Ивановича поэт «достал», что он в память об Александре Яковлевиче Яшине смастерил кормушку и вывесил ее за окном; потом размножил само стихотворение и расклеил на видных местах на своей улице. Недели через две отправился посмотреть окрест, как воздействовал Яшинский призыв. Нигде ничего, ни одной кормушки! Тогда он сел за письменный стол и написал один из последних своих рассказов-поминаний «Покормите птиц». Птичью песню. Был замечен в морозные дни за развешиванием призывов к людям покормить птиц. На могиле так и попросил написать: «Покормите птиц».
Е. И. Носов умер 14 июня 2002 года. Похоронен в Курске.
Это случилось в эпоху чемпионата мира по футболу, все внимание людей было приковано к телевизорам, где показывали этот чемпионат. А у нас в Курске произошло вот такое тихое событие, не замеченное нашими центральными газетами. Был ветреный и солнечный июньский день, когда из курского Дома офицеров, где проходила печальная гражданская процедура прощания с его телом, вынесли его в последний раз на воздух, на солнце – под небо, под которым ему довелось прожить нелёгкую и не такую уж короткую жизнь. Прощание было именно с телом, ибо дух его незримо витал и продолжает витать над городом Курском и над всеми нами, кто помнит его, кто перечитывает его произведения. Играл военный духовой оркестр печальную музыку, пришедшие на панихиду люди говорили правильные и искренние слова, а он, он-то был уже равнодушен к ним, навсегда отрешённый от тягот и условностей мира. Проплыла потом его тяжёлая львиная голова в тесном и, как казалось, коротком для него гробу по улице Курска к Красной площади, а потом и на городской погост.
Курск простился со своим почётным гражданином достойно: внимание властей было деликатным, чиновное рвение ненавязчивым – все знали, что ушёл человек не местечкового дара, незаурядная личность. А Москва ничего не заметила. И многим подумалось тогда: какое же равнодушие или ненависть к русской культуре, какое презрение к русскому слову и духу нужно иметь, чтобы не заметить – или демонстративно отказать в естественном внимании – смерти такого художника, как Евгений Носов... Ещё бы: он ведь сторонился политических тусовок, не публиковал манифестов, нигде не объявлял о партийных пристрастиях, и не сжигал демонстративно членского билета – его и не было. Сторонился по чутью всяческой суеты, не затрагивающей основ бытия, не касающейся впрямую жизни и судьбы человека. Было время – писал публицистику и с горячим сердцем вопрошал надвигающиеся перемены: зачем вы, что принесёте людям, что за этим придёт? Как многие, он, вероятно, обманулся в своих ожиданиях, но перечитайте его публицистику ныне – напитанная жаром души и неподдельной тревогой, она до сих пор ещё не остыла.
Он был тих и незаметен в политической жизни, каким и должен быть истинный художник и, инстинктивно сторонясь суеты, не позволил принести себя в жертву амбициям политиканов или поднять себя как знамя на баррикадах. Может быть, ему за это и ответили посмертным молчанием и мстительным равнодушием.
Через три года после смерти писателя, в Курске, в небольшом сквере (на углу улицы Челюскинцев) неподалёку от дома, где жил Евгений Носов, был установлен памятник работы мастерской курского скульптора, заслуженного художника РФ Владимира Бартенева.
Награждён двумя орденами Ленина (1984, 1990), двумя орденами Отечественной войны, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом «Знак Почёта», медалями.
Лауреат Государственной премии РСФСР имени М.Горького (1975), премии «Литературной газеты» (1988), премии газеты «Правда» (1990), премии имени М.А.Шолохова (1996), премии журнала «Юность» (1997), премии «Москва – Пенне» (1998), премии имени А.П.Платонова «Умное сердце» (2000), премии Александра Солженицына (2001). Почётный гражданин Курска (1982). В Курске установлен памятник писателю, а на доме, в котором он жил - мемориальная доска.
По повести Носова «Усвятские шлемоносцы» снят фильм «Родник» (1981, режиссёр А.Сиренко), а по лирическим рассказам – фильм «Цыганское счастье» (1981, режиссёр C.Никоненко).




А теперь анекдот:

Вручая рукопись рецензенту, автор стыдливо бормотал:
- Не сочтите за труд, не сочтите за труд...
Потом он горько жаловался, что рецензент его понял буквально.

xхх

Какой плохой перевод! Не знаете, кто переводил этот роман?
- Никто, это оригинал.

Видео-версию этого урока можно посмотреть на моем видео-канале на U-tube: Писатель Евгений Носов.





Яндекс.Метрика